Tour de Film

Международное фестивальное агентство

ГАНЕФ

Credit: Mark Dawson Photography

 

Интервью с Марком Розенблаттом, режиссером фильма
#2  ГАНЕФ | GANEF

**********************************************************************

«Ганеф» - Ваш первый оригинальный короткометражный фильм, при том, что у Вас серьёзный театральный опыт. Что сподвигло Вас попробовать себя в новой технике?

Театральной режиссурой я занимаюсь уже 20 лет, но мне хотелось попробовать себя и в кино. А произошло это несколько лет назад благодаря случайной встрече с американским кинопродюсером в лондонском метро. Я увидел, как он читает рецензии на мой спектакль, не утерпел и спросил, почему он это читает. На что он ответил, что только что купил права на экранизацию. Мы оба были поражены таким совпадением, пошли выпить кофе, и он - настоящий «прыжок веры»! - заказал мне адаптацию пьесы для экранизации. Так что киносценарии я учился писать прямо по ходу работы. Боевое крещение! Это придало мне уверенности, и я стал подумывать о написании собственного сценария. Произошло это не сразу, сначала я адаптировал для кино ещё несколько пьес, в том числе для полнометражного фильма, вышедшего в 2019, так что «Ганеф» - первый фильм, который я снял по своему оригинальному сценарию. В театре я работаю режиссёром, а не драматургом. Но в кино мне нравится и писать сценарий и режиссировать. Фильм получается очень личный и интуитивный.

Что Вам дал переход из театра в кино? Что из Вашего театрального опыта неприложимо в кино?

Собственно, из театра я не уходил. Я по-прежнему его люблю. Но я точно могу сказать, что в кино мне легче сопереживать своим героям, погрузиться в драматический момент, и сделать это визуальными средствами, без слов. Театр требует большого объёма текстов.  Кино более визуально, и мне это нравится.

Ещё мне нравится, что то, что ты снял, у тебя уже никто не отнимет (подозреваю, многие театральные режиссёры думают так же). В театре можно на одной репетиции довести сцену до идеала, а на следующей будет полный провал. В кино удачная сцена остаётся у тебя в кармане. Это даёт огромную свободу. В театре, где ты стремишься, чтобы всё выглядело спонтанно и при этом повторялось каждый день, напряжение иногда доходит до предела.

Но самый важный багаж, который я перетащил из театра в кино, это многолетний репетиционный опыт. Театральный спектакль создаётся постепенно, несколько недель режиссёр только работает с актёрами, а уже потом начинается постановочная работа. На съёмочной площадке, в окружении кучи оборудования, которое должно запечатлеть твою сцену, всё обстоит ровно наоборот. И театральный опыт в этих жёстких условиях очень помогает, я чувствую себя уверенно с актёрами.

Вы нашли великолепных актёров. Расскажите немного о процессе кастинга.

Спасибо, я им обязательно передам! Собственно, с Софи МакШера и Лидией Уилсон всё было просто. Я сделал список кандидатов на роли и связался с первыми двумя в списке. И они мне сказали «да». Никаких сложностей, просто удивительно. Я хотел, чтобы горничная, Линн, была открытой, тёплой и весёлой, женщиной, в которую может влюбиться шестилетняя девочка, - а это полностью описывает Софи. Я немного волновался, когда предлагал ей роль, Софи столько лет играла горничную в «Аббатстве Даунтон», но она разглядела в роли Линн совсем другой характер.

На роль миссис Хирт мне нужна была актриса, которая знает, что такое закрыться от мира и скрывать свои шрамы. Лидия - великолепная актриса, и на сцене и на экране, с немыслимым высокочастотным эмоциональным регистром, так что я прыгал до потолка, когда она согласилась.

Самая большая проблема была с девочкой, Рути, и всё, что я могу сказать - нам очень повезло найти Изабеллу. Мы всё делали как обычно - у нас есть прекрасный кастинг-директор, Матильда, она объявила набор и 40 девочек подали заявку. Мы попросили 20 из них сделать небольшое видео-селфи, потом пригласили 8 из них на групповое прослушивание. Из них мы отобрали троих, чтобы пройтись с ними по сценарию и поближе познакомиться. Некоторые девочки были немного постарше и вскоре мы окончательно убедились - чтобы наша история работала, Рути должна играть девочка в том возрасте, когда можно правдоподобно сыграть ребёнка, которого страх провоцирует делать ошибки. Работа с такими юными актёрами, как Изабелла - всегда риск, ведь ей было всего пять, когда мы познакомились. Но её эмоциональная зрелость, энергичность и сообразительность, а также умение держаться пред камерой (она уже успела поработать моделью), сделали её идеальным выбором. А на площадке она превзошла все наши ожидания. С ней было потрясающе работать.

Основная тема фильма - это унаследованные травмы и семейные истории, передающиеся от поколения к поколению, в данном случае - от тех, кто уцелел в Холокост, к детям, родившимся после войны. В Вашей семье есть выжившие во время Холокоста. Расскажите, что вдохновило вас взяться за эту тему?

Да, как вы и сказали, «Ганеф» исследует тему психологической травмы, которая может передаваться следующему поколению. Нельзя сказать, что фильм автобиографический - у нас в семейной истории не было горничной, ложно обвинённой в краже! - но он действительно очень личный, в нём жизненный опыт моей семьи, пережившей Холокост и то, что я впитал с детства.

Моя бабушка по матери - из семьи немецких евреев, скрывавшихся посреди нацистской Европы, чудом избежавших депортации, и чудом выживших, хотя большая часть семьи была убита. Когда я в детстве слушал бабушкины рассказы, в пятницу вечером за обеденным столом, меня переполнял ужас и благодарность за то, что я вообще жив, и страх от того, на что способен этот мир. И уже тогда я начал чувствовать в бабушке глубокий внутренний комплекс. Даже в её упорном нежелании рассказывать свои потрясающие истории, - мол, это всё скучно - чётко читалось чувство бессмысленности, которое часто овладевает людьми, пережившими то, что пережила моя бабушка.

Когда я стал постарше, я стал лучше понимать нюансы и замечать маленькие детали, которые иногда становились трагически огромными и обнажали душевные шрамы, а у этого поколения они не зарастут никогда. Бабушка до конца жизни переходила на другую сторону улицы, увидев человека в форме, не ездила на такси, и, несмотря на высшее образование, чувствовалось, что она навсегда потеряла уверенность в себе. Мой двоюродный дед покончил с собой в 1970-х.

Так что я очень хорошо понимал: для них война не закончилась в 1945-м. Как бы их ни любили, как спокойно им бы ни жилось в новой стране, прошлое их преследовало на каждом шагу. И я понимал, как это чувство ужаса передалось моей матери и вылилось в одержимость всё увековечивать: она разыскивала и документировала события из жизни нашей семьи и упорно добивалась официального признания мемориальных дат Холокоста.

«Ганеф» - это попытка комплексно исследовать эту травму, показать, насколько она может быть деструктивной и губительной, и насколько живучей. Как такая травма, кто бы ни был её жертвой, живёт дольше, чем человек, и как она переходит на другие жизни и другие поколения. Как она взращивает недоверие, иногда объяснимое, а иногда совершенно иррациональное и разрушительное. Как родители, пережившие страшную травму, стараются защитить ребёнка от всего мира и в итоге собственными руками делают всё, чтобы ребёнок от них отвернулся.

Ещё мне хотелось сделать то, что я редко вижу на экране: показать жизнь людей, переживших преследования, через много лет после того, как эти преследования закончились. В моём фильме это образ матери Рути. Ей надо поспать днём, ей мешает любой шум, она не в состоянии найти общий язык с дочерью. Нет никакой драмы, только ежедневная простая и упорная борьба с депрессией, с грузом, который на неё давит, с травмой, которая преследует её как призрак, сколько бы она ни старалась освоиться в новой жизни и в новой стране.

Как Вы думаете, с чем уйдут домой зрители, посмотрев Ваш фильм?

Если человек пережил гонения, есть большая вероятность того, что это отразится на его детях и на детях его детей. Психологическая травма - как вирус, живучая и адаптивная, стоит ей только появиться, она останется на долгие годы

*******************************************************************

О ФЕСТИВАЛЕ И ПРОГРАММЕ: manhattan short 2021

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:
vk.com/tourdefilm | www.facebook.com/tourdefilm

Международное фестивальное агентство «Тур де Фильм»:
Пресс-служба: tourdefilm@gmail.com